«Солярис» 1972: космос вручную

«Солярис» Андрея Тарковского – один из лучших фантастических фильмов за всю историю, снятый по лучшей фантастической книге,  когда-либо написанной. Андрей Арсеньевич взял от книги лишь то, что ему нужно – именно, планету и персонажа, сделал исключительно             ему интересное камерное кино о проблематике прогресса и нравственности. Любовь зрителей – побочный эффект, но в этом нет ничего  плохого – только так создается настоящее кино. Станиславу Лему все же хотелось, чтобы «Солярис» оставался «Его Солярисом» — он этого заслуживал, однако двум гениям чересчур редко удается сходиться во взглядах.

 

 

 

Этот фильм считается одним из лучших произведений не только русского, но и мирового кинематографа. Его называют экранизацией одноименного романа Станислава Лема, но это верно лишь отчасти. Режиссер использует фантастический антураж для разговора о человеке, его грехах и его покаянии.

 

Солярис — планета способная материализовать образы тех, с кем мы не можем расстаться в своих мыслях, чувствах, желаниях, какие бы эти переживания не были: будь то любовь, скорбь или чувство вины. Солярис не пленит, но и не отпускает своих гостей, он лишь воплощает в жизнь то, с чем вы никогда не сможете расстаться.

 

По большому счету, фильм является переплетением фантастики с размышлением о космосе, Земле, человеке, совести, жизни, смерти и ответственности перед будущим.

 

Тарковский о фильме:

«Я хотел доказать своей картиной, что проблема нравственной стойкости, нравственной чистоты пронизывает все наше существование, проявляясь даже в таких областях, которые на первый взгляд не связаны с моралью, например, таких как проникновение в космос, изучение объективного мира и т.д.»

 

Действие происходит в отдалённом будущем. После провала миссии Бертона соляристика — наука, изучающая планету Солярис, — зашла в тупик. Свидетельство Бертона указывает на то, что океан планеты обладает разумом, который способен выборочно материализовывать образы, возникающие в сознании находящихся на планете людей.

Крис Кельвин вылетает на Солярис, чтобы выяснить целесообразность продолжения научной миссии на Солярисе. Целью его путешествия является научная станция, на которой уже много лет живут учёные Снаут, Сарториус и Гибарян. Оказавшись на станции, скептически настроенный Крис сам оказывается объектом исследований со стороны разумного океана планеты.

Пока он спит, океан материализует на станции образ его давно умершей жены. Крис оказывается перед выбором — уничтожить двойника либо жить с ним как с близким человеком. Чтобы сделать непростой выбор, ему необходимо определить природу созданий Соляриса — что это, человек или его копия, «механическая репродукция», «матрица», как считает Сарториус.

Для решения вопроса обитатели станции собираются в архаично декорированном зале, освещённом свечами, стены которого украшают репродукции картин Брейгеля. Объектив камеры упорно вглядывается в эти полотна как застывшее отражение далёкой земной жизни…

 

В конце фильма показано, как Крис Кельвин возвращается домой к отцу, и оба застывают в позе с картины «Возвращение блудного сына» Рембрандта. После этого камера поднимается вверх, и видно, что это не Земля, а только остров в океане Соляриса.

«СОЛЯРИС»-1972:
КОСМОС ВРУЧНУЮ

Актеры в невесомости сидели на передвигаемых вручную штангах-манипуляторах, которые они закрывали своим телом.

Ракета на старте была переделана из макета настоящей баллистической ракеты. Его полулегально вывезли с военного полигона.

Старт ракеты осуществлялся с помощью рабочих, тянувших ее вверх за тросы. Работу реактивных двигателей имитировали пиротехнические заряды. Их расположение и мощность правильно определили только со второй попытки.

Живой Океан группа химиков намешала в тазу на столе. Его затянули дымом и специальным образом подсветили.

 

 

Раскраску ракеты позаимствовали у советских художников — супрематистов 20-х годов. В то время их работы можно было увидеть только в       западных изданиях.

Металлическую дверь каюты, которую разрывает Хари, бутафорскй цех сделал из тонкого винипласта. Две пластины на разрыве соединялись по принципу застежки-«молнии».

 

Картины Питера Брейгеля — старшего были копиями, которые живописный цех «Мосфильма» изготовил специально для съемок.

 

Город будущего снимался на эстакадах реального Токио.

 

 

.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *